Художник Дагер Луи Жак Манде

0

Дагер Луи Жак Манде родился 18 ноября 1787 в местечке Кормей недалеко от Парижа.

Нам мало известно о том, чтобы кто-либо из таможенных чиновников становился декоратором в опере, тем не менее, с Дагером случилось именно так. И это не удивительно, ведь начало 19 века – это время развития зрелищных мероприятий. Дагер же имел явный художественный талант, который за несколько лет помог сделать карьеру, принесшую ему успех.

Правда художественный вкус не мешал нашему герою иметь и коммерческую жилку, а он хотел не просто творить, но иметь доход от своих творений. Честолюбие подталкивало его к интересным идеям и методам их воплощения. Дагер умел рисовать и пользоваться камерой-обскурой для создания набросков с натуры для своих декораций. Но этого ему показалось мало, и тогда художник решил создать нечто грандиозное, например панораму. Но не просто панораму, каких в Париже было уже восемь, а что-то новое, необычное. И тогда он додумался сделать устройство с меняющимися изображениями. Картины для него он написал на тонкой полупрозрачной ткани, а лампы по очереди освещают их, выхватывая то одну, то другую. Так в 1822 году появилась первая в Париже диорама – огромная по тогдашним меркам.

Высота ее полотен составляла 46 футов, длина 76 футов. Изображения на них отличались необыкновенной реалистичностью, отчего многие посетители думали, что это были специально построенные в трех измерениях сооружения в помещении диорамы. Возможно, создавать такую иллюзию помогало введенное Дагером новшество – расписывание полотен с двух сторон. Ну и, конечно, для поддержания интереса публики, создатель постоянно совершенствовал свое детище, экспериментируя с красками, освещением и различными технологическими новинками.

Возможно, именно эти опыты и подтолкнули Дагера к экспериментам в области фотографии, ведь процесс создания изображений с помощью камеры-обскуры был очень трудоемок. Конечно, ведь народ требовал зрелищ, а одни и те же зрелища приедаются. Приходилось рисовать много и часто.
Совершенно случайно Дагер узнает, что некий Нисефор Ньепс смог добиться того, чтобы закрепить лучи света, входящие в камеру, на том предмете, куда они упадут. Он вступает в переписку с Ньепсом, и через некоторое время подписывает с изобретателем контракт о сотрудничестве.
С 1829 и до своей смерти в 1833 Ньепс не сумел продвинуться в своем изобретении, а вот Дагер смог развить идеи своего компаньона, но используя другие химические элементы. Суть этого была в том, чтобы получать изображение на полированной поверхности серебряной пластины, пропитанной парами йодида: они делали ее чувствительной к свету. Эту пластину он помещал в камеру-обскуру и подвергал экспозиции, а проявлял парами ртути.

Но Дагер был художником, а не химиком. Поэтому, далеко не все получилось у него сразу, и, надо сказать, что-то вообще не получилось. Опыты затянулись на целых одиннадцать лет. Сначала это был бихлорид ртути, но изображения получались слабенькие. Затем к процессу были подключены сахар или закись хлора. В конце концов, в 1837 году он стал подогревать ртуть, а ее пары проявляли изображение, которое он фиксировал, пользуясь сильным раствором обычной соли и горячей водой для смывки частиц серебряного йодида, не подвергшихся воздействию света. Получалась фотография-позитив, которую можно было видеть лишь при особом освещении. На солнце она становилась просто блестящей пластинкой металла. Изображение получалось зеркальным. Нельзя было сделать несколько таких пластинок. Она получалась в единственном экземпляре.

Конечно, достичь цели ему помогли идеи Ньепса. Но, как ни печально, имя Ньепса было практически забыто.

А вот к Дагеру пришли слава, богатство и уверенность. Но случилось это не в один момент. Для того, чтобы продвинуть свое изобретение, Дагер развернул целую акцию, которая помогла разжечь интерес к «гелиографии». Еще до завершения работы он публикует в газете информацию об изображении, сделанном с помощью камеры-обскуры, которое может оставаться на поверхности навечно. Саму работу окружает таинственным ореолом, выставляя охрану вокруг лаборатории и устанавливая сверхсекретные замки на ее дверях. Он ходит по улицам Парижа, изготавливая фотографии архитектурных сооружений на глазах у любопытных зрителей.

Но и этого ему показалось мало. Ученые – вот кто оценит его научное изобретение. Дагер заинтересовывает своим изобретением влиятельного астронома Доменика-Франсуа Араго (1786—1853). Араго прослышал, что Россия и Англия предложили закупить дагеротип, и в 1839 году доложил Академии наук о достижениях Дагера, после чего предложил, чтобы французское правительство купило патент.

После этого «гелиография» или, как ее стали называть, «дагеротипия» получила небывалый успех. Изобретение вызвало широкий резонанс. Королевское общество избрало его своим действительным членом. Многие академии и научные общества присвоили Дагеру дипломы почетного члена. Королевской милостью изобретатель был произведен в офицеры Почетного легиона. Дагеру назначили пожизненную пенсию в шесть тысяч франков в год. Исидору Ньепсу, компаньону Дагера и наследнику Нисефора Ньепса — в четыре тысячи.

После этого Дагер начал усиленно пропагандировать дагеротипный процесс: показывал его на практике художникам и ученым, а вместе со своим родственником Альфонсом Жиру он начал делать камеры дагеротипа для продажи. В том же 1839 Жиру опубликовал наставление Дагера о пользовании камерой, и очень скоро все камеры и наставления были распроданы. В одной только Франции наставление переиздавалось 30 раз. В течение года оно было переведено на многие языки и опубликовано в разных странах нового и строго света.

Однако после опубликования данных о своем процессе он больше не внес ничего нового в фотографию. До своей смерти в 1851 он жил в уединении недалеко от Парижа в местечке Бри.

Похожие статьи:

Leave a Reply


©2004 - 2010 Фото SNAPSHOT. Все права защищены. У каждой новости есть автор. Ссылки на источник указаны в нижней части статей..
Фото, самсунг, Снэпшот, сони, Картинки, никон, Скрины, модели фотоаппаратов, Фотоаппараты, скрины, Новости, фотографии, фотографы, галлереи,